Август 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Счётчик




Яндекс.Метрика
Заголовки: 1, 2, 3, 4

подвесные папки практик
stmst.ru





ПОЛИНКА.net

Мой дневничок

По белу свету

Журнал «РОДНИК», 1909 г.

землетрясение

Еще никогда землетрясение не похищало стольких человеческих жизней, как то, которое в декабре прошлого года постигло Калабрию. Бывали землетрясения, которые уничтожали сотни людей, иногда даже тысячи; ужасное землетрясение в нынешней столице Японии — Токио, — случившееся в 1703 году, погубило 200 тысяч человек, но даже и это громадное число уступает количеству жертв, погибших утром 15 декабря — 1908 года. А если к тому количеству людей, которые были погублены самим землетрясением, прибавить всех тех, которые погибли впоследствии, лишенные пристанища, одежды, терзаемые голодом, то количество погибших жизней превышает четверть миллиона.

От городка Пиццо, занимающего середину западного побережья Калабрии, полоса разрушения прошла почти на 200 верст через злосчастное Монтелеоне, которого не минует ни одно землетрясение, Пальми и Баньяра до города Реджио ди-Калабрио в Мессинском проливе. В Сицилии разрушена цветущая Мессина и целый ряд окрестных городов и селений.
Большую помощь пострадавшим от землетрясения в Мессине оказали pyccкие моряки, с крейсировавшей в Средиземном море русской эскадры.
Как только было получено известие о происшедшей катастрофе, наша эскадра в составь броненосцев «Слава», «Цесаревич» и крейсера «Адмирал Макаров» немедленно вышла из порта Аугуста, на восточном берегу Сицилии, верстах в 20 к югу от Катании. К часу ночи отряд вошел в Мессинский пролив. Не доходя верст 30 до города Мессины, русские моряки увидели над ним сильное зарево, а в море массу плавающих обломков дерева и лодок.

русские моряки разбирают развалины

В 7 часов утра русские броненосцы бросили якорь на Мессинском рейде, а крейсер вошел во внутреннюю гавань. Издали еще открылась картина, полная ужаса. От цветущего города, с населением свыше 160 тысяч жителей, осталась только груда развалин почти без признаков человеческой жизни. Во многих местах свирепствовали пожары, и дым застилал всю бухту. Картину разрушения представлял и противоположный берег Калабрии. Одновременно с русской эскадрой подошел к Мессине английский крейсер. В гавани, кроме того, были итальянские крейсеры и миноносцы. На набережной в панике металось несколько тысяч обезумевших и израненных мужчин, женщин и детей. Из-под развалин доносились стоны и крики засыпанных. Сошедшие на берег русские моряки тотчас приступили к откапыванию и переносу раненых на организованный нашим врачом перевязочный пункт. Этим уже занялись и пожарные партии, за невозможностью тушить пожары в виду отсутствия воды. В этот же день общими стараниями наших команд удалось извлечь из-под обломков зданий около тысячи человек, большинство которых было тяжело искалечено. Во многих местах раскопки велись с большой опасностью для работающих. Людей буквально приходилось удерживать от безрассудного риска, так как от времени до времени ощущались еще надменные удары, грозившие обвалом уцелевших стен. В наиболее сохранившихся одноэтажных домах русскими и англичанами были устроены перевязочные пункты, на которых судные врачи работали, не покладая рук. Позже команды стали сменяться повахтенному через каждые 6 часов. Но многие из нижних чинов, подобно офицерам и корабельным гардемаринам, отказывались от смены и оставались до вечера. Работы по извлечение засыпанных производились исключительно по собственным соображениям наших и английских офицеров и команд и по редким указаниям некоторых жителей, искавших своих близких. Начальник нашего отряда, контр-адмирал Литвинов приказал выдавать пострадавшим от землетрясения хлеб, консервы, сахар, чай и воду, при чем отдавать преимущество раненым. По соглашению с командиром английского крейсера, решили отправить перевязанных более тяжело раненых на крейсер «Адмирал Макаров», а англичане возили их на свой крейсер. Команда итальянского корабля «Королева Елена» работала как-то вяло; итальянцы, видимо, были подавлены постигшим их родину бедствием. При откапывании засыпанных жителей одну партию с крейсера «Адмирал Макаров» просили спасти несгораемую кассу банка, что она и сделала. В кассе находилось, по словам директора, около 25 миллионов лир. Иногда раскопки приходилось откладывать до следующего утра, подбодрив засыпанных обещаниями продолжать откапывание на следующий день или в лучшем случае давать им немного воды и хлеба. 17 декабря на рейд пришли из Палермо лодки «Кореец» и «Гиляк». На лодках были доставлены санитары и рота солдат. Их так спешно отправили, что не снабдили даже провизией и перевязочными материалами. Вскоре прибыло на рейд судно с королем и королевой итальянскими.
Итальянские король и королева, тронутые участием, проявленным русскими моряками к постигшему Италию бедствию, посетили русские суда и благодарили русских моряков за их самоотверженную деятельность.
В 6 часов того же дня был отправлен в Неаполь броненосец «Слава» с 550 ранеными. Командиру было приказано закупить в Неаполе свежей провизии и перевязочных средств и, сдав раненых, вернуться обратно. Командир английского крейсера «Минерва» уделил часть перевязочных средств нашим кораблям.
21 декабря ушли с ранеными лодки «Кореец» и «Гиляк» и броненосец «Цесаревич». Раненые были отвезены в Сиракузы, в 50 верстах к югу от Катании. На судах в знак траура были спущены флаги.
Насколько личный состав крейсера «Богатырь» рвался понести посильную помощь бедствующей стране, можно судить по усердию, проявленному им при нагрузке угля, в количестве 900 тонн (тонна заключаете, в себе 61 пуд): тогда как в обычное время нагрузка продолжается в сутки, на этот раз она была закончена в 12 часов.


Крейсер «Богатырь»
Крейсер «Богатырь»

Вернувшись в Мессину, Литвинов немедленно послал на берег экипаж для оказания помощи. В несколько часов пребывания на берегу одной вахты с «Богатыря» (около 25 человек) было найдено и освобождено из-под развалин свыше 40 человек. Почти столько же было отрыто и командой крейсера «Адмирал Макаров». Доставать засыпанных становилось с каждым днем все труднее, так как они оказывались в менее доступных нижних этажах, но зато многие были откопаны почти здоровыми. Работы по всему городу велись уже более энергично и самими итальянцами, в особенности же прибывшими войсками, которые несли охранную службу. Вообще в город заметно водворялся порядок. Успокоение внесло и массовое отправление всех бездомных в другие города. Русскими моряками было откопано до 2000 человек; около 1800 раненых было перевезено в ближайшие порты Италии. Из личного состава каждого отряда никто не пострадал. При раскопках был засыпан штабс-капитан Федоров, но спустя полчаса он был извлечен матросами без особого вреда для своего здоровья.